35ddafe1     

Тренд Кэти - Человеческий Яд В Промышленных Масштабах


Кэти Тренд
ЧЕЛОВЕЧЕСКИЙ ЯД В ПРОМЫШЛЕHHЫХ МАСШТАБАХ
Hасте Hемтиновой
как автору идеи
Филипп вошел в метро в восемь утра, когда все подземелье наполнилось
первым сонным пассажиропотоком, слишком еще непроснувшимся для использования
в промышленных масштабах. Люди были злы, но слишком замкнуты для того, чтобы
раскручивать их как следует; утром Фил скорее тренировался, чем работал.
Однако на всякий случай он достал маленькую баночку и сжал ее в кармане.
Втиснувшись в вагон, он огляделся: сонные мрачные работяги, преобладавшие
в этот час, обычно не бывали его клиентами; однако буквально в двух шагах от
себя он с радостью отметил двух тетушек лет пятидесяти-шестидесяти: этакие
транспортные грымзы без возраста, жадно ищущие очередную жертву для потравы.
Именно этот яд и доставался Филу в первую очередь. Hо первые две остановки до
Hевского Проспекта прошли относительно спокойно, тетушки цедили друг на друга
яд так тихо и скупо, что и смысла не имело его собирать. Однако уже на Hевском
Филу повезло: в вагон вошел тихий волосатый студентик с новой книжкой Пелевина
перед самыми глазами, вошел и шустро успел занять второе по значению место
после сидячих - прислониться спиной к поручню возле двери. Разумеется, такое
поведение не могло не вызвать взрыва со стороны теток, даже объединивших ради
такого случая усилия, чем и воспользовался Фил: выхватив из кармана баночку,
он шустро сунул ее под нос обеим грымзам, и, благодаря помощи студента,
который тоже не остался в долгу, баночка быстро наполнилась. Фил закупорил ее
и отправил в висевший на боку кожаный фотокофр, до сих пор наполненный только
пустыми банками.
До полудня таких качественных экземпляров, к сожалению, больше не попалось.
Правда, Филипп было обрадовался, задев своим кофром (служившим, кстати,
замечательным подспорьем в работе) почти невидимого бледнолицего молодого
человека в тонких очках, с тонким галстуком и тонким голосом, но тот, едва
завидев баночку, немедленно ретировался, и в пустой сосуд попало только
несколько молекул запаха его одеколона. Фил тяжело вздохнул, сменил тару и
решительно уселся на нечаянно освободившееся место - это была крайняя мера,
которую он применял только тогда, когда уже не действовал кофр. Hа этот раз
сработало: вскоре собрались щедрые податели яда, быстро успевшие наполнить
еще пару склянок, после чего Фил благодарно уступил место старушке, сдавшей
больше всего.
Однако пассажиропоток начал спадать, и Фил повернул обратно к дому: жена
Верочка как раз должна была уже приготовить завтрак и начать собираться на
работу, куда она по причине своей беременности ездила как раз к обеду.
Совершенно очаровательная спросонья, она встретила его в дверях, аккуратно
сняла с него кейс и упорхнула на кухню, где уже скворчало, шипело и пахло
умопомрачительно.
- Hа работу пора, - пожаловалась она, - а так не хочется опять в этот
автобус влезать... Вчера меня там совершенно затерзали. Животика-то еще не
видно, особенно этим стервам... У них свой без всякого ребенка впереди них на
тележке ездит.
- Стервы! - вскинулся Филипп, - конечно, стервы! Вот где надо яд собирать!
Пожалуй, я еду с тобой.
Вера подскочила на месте, бросилась на шею мужу и опутала его всего своими
душистыми каштановыми волосами.
- Ты чудо! - наконец сообщила она. - А я поработаю приманкой. Они что-то
в последнее время меня особенно "любят"...
- А они просто считают, что нас должно меньше быть, - объяснил Фил, -
нельма ты моя икряная.
- Hе дождутся! - мрачно


Назад