35ddafe1     

Трегубова Елена - Байки Кремлевского Диггера 2


ЕЛЕНА ТРЕГУБОВА
ПРОЩАНИЕ КРЕМЛЕВСКОГО ДИГГЕРА
КРЕМЛЕВСКЙ ДИГГЕР – 2
Аннотация
Продолжение «самой громкой книги прошлого сезона» — «Баек кремлевского диггера».
В «Прощании…», своего рода «Байках2», автор, журналистка Елена Трегубова рассказывает о том, что с ней случилось до и после выхода первой книги: мытарства с изданием, скандал с НТВ, покушение, взрыв у квартиры в Гнездниковском переулке, а также реакция и героев и читателей «Баек1» от Б.Немцова до А.Волошина, бесчисленные интервью и грозные политические перемены в настроении страны — все это не более чем фон для совсем другой полудетективной истории — истории одинокой молодой журналистки в большом городе.
Я была против публикации этой книги. Потому что в тот момент, когда я сдавала ее в типографию, произошел Беслан. И я сказала своему издателю, что любое слово, произнесенное сейчас не об этом кошмаре, будет звучать фальшиво. Потом стало известно, что Анну Политковскую из «Новой газеты», которая везла в Беслан посреднические предложения от Масхадова, дававшие шанс спасти жизнь заложникам, отравили в самолете. А журналиста Андрея Бабицкого, также пытавшегося выступить с миротворческой миссией, устранили, сначала задержав под предлогом обнаружения у него взрывчатки, затем спровоцировав драку, избив, а потом арестовав. Потом у моей подруги Маши Слоним, которая помчалась сдавать кровь для еще живых детей из Беслана, отказались ее принять — «потому что у нее нет московской прописки] (Маша — британская подданная). А потом, проходя мимо Палашевского рынка, я увидела, что всех торговцев увезла милиция. У всех у них были в полном порядке и документы, и регистрация. Но у них оказалось коечто лишнее — „лицо кавказской национальности“. А когда через пару минут мне сказали, что лишь одному продавцу удалось спастись от „зачистки“ — потому что он отсиделся в холодильнике, мне уже показалось что я смотрю дурной ремейк фильма про подполье в нацистской Германии. А вскоре и думские стахановцы выступили в духе „Россия — для русских, Москва — для москвичей“, пообещав закрыть въезд в Москву для россиян из других регионов, ввести жесткую сегрегацию по прописке и, по сути, отменить в стране право на свободное передвижение. А потом в моем родном городе милиционеры избили героя России Магомеда Толбоева — не по паспорту, а по морде. Может, ктонибудь мне объяснит, чем вот такое вот государство, которое уже несколько лет подряд проводит геноцид в Чечне, а потом вдруг устами своего президента заявляет, что теракт в Беслане „не имеет ничего общего с событиями в Чечне“, отличается от фашистского? В этот момент я почувствовала, что просто обязана опубликовать книжку — потому что на самом деле она именно о том, что сделал очевидным Беслан.
КАК ВЗРЫВАЛИ МЕНЯ
DIE ANOTHER DAY
2 февраля 2004 года, в понедельник, в день регистрации Владимира Владимировича Путина кандидатом на выборах президента России на второй срок, я собиралась ехать на день рождения к своей любимой школьной учительнице Фриде Самуиловне. Праздник был назначен на два часа дня. Я заказала такси через службу «333» на 13:30. Ровно в полвторого раздался звонок, диспетчер сообщила, что машина уже у подъезда. Я, по своей вечной, хронической привычке, как всегда опаздывала: даже к своей любимой учительнице не смогла собраться вовремя. Я попросила девушкудиспетчера, чтобы водитель подождал. Я слегка нервничала, это ведь не просто день рождения, который мы каждый год посемейному празднуем с Фридой у нее дома, а юбилей — ей 80 лет. И отмечаться он


Назад