35ddafe1     

Торопов Евгений - Внеплановая Агрессия Как Реакция На Контртерроризм


Евгений Торопов
Внеплановая агрессия как реакция на контртерроризм
(фантазия-фри, 300 лет спустя)
(фрагмент из романа "Метаромантика для Ри")
Пролог
Юбилейная, двести сорок пятая международная конференция по
социопсихологии должна была пройти на планете Земля в местечке Москва
с пятого по девятое сентября. С самого начала было совершенно
исключено такое развитие событий, чтобы я пропустил это очень важное
для моей ученой карьеры мероприятие.
Научный руководитель, профессор Семихвостов так откровенно и
заявил, что без участия в оной конференции мне не стоит рассчитывать
на успешную защиту диссертации, работа над которой действительно
немного застопорилась из-за отсутствия фактического материала по
современному терроризму и я предполагал заполнить накопившиеся белые
пятна в том числе благодаря доступу к богатой земной фактографии.
Тезисы докладов были отправлены организаторам конференции
заблаговременно, более чем за четырнадцать месяцев до ее начала. И
все-таки, несмотря на солидный запас времени для подготовки, последние
дни были скомканы до такой степени, что я даже умудрился забыть дома
один из двух приготовленных к полету чемоданов, причем обнаружилось
это уже на земном космодроме им. Майи Плесецкой.
4 сентября
Группа прибывших пассажиров, вразнобой пошатываясь от пережитых
ощущений, вышла из космолета и на подплывшей автобусной платформе
направилась к футуристическому зданию космопорта. Я разглядывал вокруг
во все глаза и во все окна. Но то и дело взгляд натыкался на
притягательное личико молодой девушки из нашей группы пассажиров.
Девушка часто озиралась и, заметив, что я на нее поглядываю, также
стала ко мне присматриваться. Вероятно, заподозрила в отношении меня
что-нибудь нехорошее. А в моих мыслях не могло возникнуть ничего
подобного.
Тем временем автобус резво пронесся километр от трапа до главного
здания и мы нестройной гурьбой сквозь турникет-сканер вошли внутрь. И
сразу попали в гущу событий. По проходам между кресел словно угорелые
носились роботерьеры, что-то отчаянно вынюхивая.
- Внимание! - раздалось из динамика. - Просьба всем находящимся в
здании в организованном порядке покинуть помещение. В администрацию
поступил звонок о заложенной бомбе.
Люди ринулись на выход, расталкивая друг друга в броуновском
хаосе. В зале сразу стало просторнее. Я прошел к безлюдной кассе, где
снова встретил потерявшуюся было из виду приятную девушку. Мы купили
по билету на самолет до Москвы.
- Тоже в Москву? - поинтересовалась она. - Случайно не на
конференцию?
- Как! Вы тоже? - обрадовался я.
Так мы познакомились. Ее звали Селена. В авиалайнере мы сидели
рядом и говорили. Представьте, она тоже работала над диссертацией.
"Субъективная психология маргинальной личности в контексте объективной
социальной отчужденности". У меня тема была иной, но близость
интересов все же являлась очевидной.
Половину пути мы мило беседовали, изредка лишь поднимая глаза на
проезжавшую с напитками и легким завтраком стюардессу. Но потом
волей-неволей пришлось прервать беседу. Капитан лайнера попросил всех
соблюдать спокойствие в связи с небольшим изменением маршрута.
Угонщики, захватившие самолет, потребовали лететь в Пакистан.
- Была в Пакистане? - спросил я Селену.
- Нет, - обрадовалась та.
Радовались мы недолго. В Минеральных Водах самолет пошел на
посадку для дозаправки. В иллюминаторе проплыла одинокая гора, как
шишка торчащая из земли посреди степей. Стало жарко. И в прямом и в
переносном смысле.


Назад