35ddafe1     

Торопов Евгений - В Мире Хищных Зверей


Евгений Торопов
В мире хищных зверей
А ведь звери эти славные, нехищные...
Олдос Хаксли "О дивный новый мир"
Глава первая
Его взгляд медленно сфокусировался и выхватил кусок неба,
перекошенный аж коричневыми тучами в окружении частокола страшных
деревьев. В нос полезли противные запахи духа болотного гниения, слегка
разбавленного гарью. Уши заложило ухающими и чмокающими звуками дремучего
места. Егор с трудом открыл второй слипшийся глаз и скосил его в сторону
нависающих кустарников. Именно оттуда мог внезапно выскочить клыкастый
вепрь. Егор попробовал приподнять затекшую шею, и это движение немедленно
отозвалось нестерпимой режущей болью в позвоночнике и где-то в глубине
затылка.
Какая необузданная глушь, думал он, разглядывая кучу валежника, когда
совсем близко выгнулись из тины и лопнули со звучным "чпок" три
зелено-коричневых пузыря, полоснувшие дробью брызг во все стороны.
- Ч-черт! - пробормотал он вслух и услышал странный хрипящий -
незнакомый голос.
"Че-че?" - раздалось над ухом и на грудь вспрыгнула пупырчатая
сопливая жаба с дребезжащим "куу-а, куу-а". Он брезгливо вспугнул ее рукой
и тяжело поднялся. И вдруг вспомнил.
...курчавые белеющие гребешки волн лениво лизали пологий песчаный
берег. Мягкая как пух, розовая трава шла почти от самой воды и походила на
воздушное покрывало, расправленное над землей. Немного подальше колыхались
точеные кустики, тоже розовые и тоже пушистые, как сами облака. Блаженное
идиллическое дуновение ветра...
Егор почувствовал раздвоенность. В сознание, словно неаккуратно
впихнули новую личность, забыв вынуть старую. Тоже мне, Хирурги.
Поблизости резко вскричала птица, шумно захлопала крыльями. Егор
вздрогнул. Отдельно стоящий куст зашевелился. Невидимая колдовская сила
раскачала и захлестала его ветками по глине. Это продолжалось совсем
недолго, но привело с собой страх. Заворочалось среди бардака мозга и
вылезло наружу отвратительное слово Живчик. Это буйствовал Живчик. Или
обходил собственные владения. Или...
Егор переступил с ноги на ногу и с неудовольствием оглядел себя:
кургузый пиджачок с оторванными пуговицами поджимает в плечах, под ним
ничего нет, видна голая, сплошь покрытая гусиными пупырышками грудь, ноги
обтянуты черными потертыми трико. Да-а. Приехали себе... С такой одеждой
каши не сваришь... Каши... Каши... Ага, вспомнил! Ма(лыш! Фамилия у меня
такая - Егор Малыш.
Он тотчас пришел в возбуждение, потому что в первый момент не помнил
вообще ничего. Но как он здесь очутился? И где это находится? Эти вопросы
пульсировали в крови, вызывая тревогу. Надо вспомнить себя! Очень хочется
вспомнить себя. Воспаленное серое вещество мозга отказывалось как-либо
мыслить. Голова была тяжела, словно набухла в этой жирной жиже болота.
Наконец Егор определился: "Отставим пока ответы на потом, смиримся с
неизвестностью".
Впереди зашуршало. Он поднял глаза и увидел как по земле ползет,
извиваясь, длинный слюнявый цепень с жуткой присоской на плоской голове.
Ползет нехотя, еще не почувствовал пота живого тела, но угрожающе, готовый
внезапно изогнуться и метнуть себя вперед острым копьем, и присосаться
навсегда, и выпустить в центре хоботка ядовитый шип, толстый и твердый, и
проколоть им с треском кожу, и проколоть кости, а потом с наслаждением
высасывать костный мозг из парализованной ядом ноги.
"...Сейчас запла(чу. Он так неожиданно прервал мою думу. Я уже
вступил в фазу понимания... но появился он и заработала моя машина
инстинктов... Все забыл! А я


Назад