35ddafe1     

Торопов Евгений - Шестьдесят Восемь


Евгений Торопов
Шестьдесят восемь
Бледно-серый Жарж упрямо лез вперед, хотя ноги давно стали ватными.
Вперед, только вперед, куда зовет неведомое Чувство. И уже потускнели
нательные защитные пластины, и Жарж уже не был похож на того статного
красавца, которым любовались (а в тайне завидывали) все без исключения
друзья и подруги, чьи жизненные территории пересекались с его Дорогой. Он
вспомнил молоденькую и застенчивую Шайту, которая стыдилась раскрыть свои
тайные симпатии и эмпатии при встрече с ним, хотя ничего зазорного в том
не было. Жарж - это ведь не какой-нибудь там плюгавый Мажор или плешивый
Тишат. Жарж - это ведь... Одним словом, ничего больше к этому не добавишь.
Любимец и краса всего местного Круга.
И вдруг опять, в который раз лопнул Покой. Краем своих больших глаз
Жарж отметил, что там, где он только что прошел, заискрилась поверхность,
острые язычки голубоватых молний почти долетали до него. Стало душно и
тесно, защитные пластины сильно нагрелись... Цель чувствовалась где-то
совсем близко, но добраться до нее сейчас же не было никакой возможности.
Ноги стали скользить по Поверхности из-за высохшей смазки... Да, это
лопнул Покой и пора уходить отсюда чтобы не погибнуть. Жарж взмахнул
длинными во все тело, прочными крыльями и взлетел. Спустя мгновение он
вырвался из хищных лап смерти, но главное, ради чего он испытал такие
тяготы исчезло. Он потерял из виду Цель... Теперь надо было начинать все
сначала...
Он полетал кругами, повернул назад и, наконец, нащупал очень слабое и
отдаленное Чувство Цели. Тогда он опустился на Поверхность в этом месте и
опять побрел, устало перебирая шестью тонкими многосуставными ногами...
"Интересно, отчего это происходит? Вряд ли от моего физического
присутствия - это было бы объективно бессмысленно."
Он остановился перевести дух, поднял две ноги и потер их друг о
дружку. Сухость медленно сменилась маслянистостью. И он побрел дальше
туда, куда его так необъяснимо тянуло...
"Покой нарушается скорее всего потому, что я мыслю, вспоминаю свой
Круг. Мысль, наверное, разрушает структуру Покоя. И если попробовать не
думать ни о чем... Ведь я верю что Цель существует и я достигну ее во что
бы то ни стало..."
И Жарж одолел много шагов вперед, как вдруг почти в самом конце пути
вновь взорвался Покой. "Да что ты будешь делать!" - в сердцах подумал он,
но успел-таки взлететь, оторваться от опасности и опять приземлиться
где-то в отдалении. "Верно замечено, что есть более важные вещи, чем
состояние мира, чем жизнь и смерть. Для меня, например, это желание найти
Цель..."
Только с восьмой или с девятой попытки удалось осторожно пройти весь
Путь. Шестое чувство вело его через препятствия Поверхности, он огибал их
справа и слева, он полз вверх и вниз, он принюхивался, ощупывался и,
наконец, увидел ЕЕ: нечто белое на длинном сером плато. Все вокруг
кричало, что это и есть то, что он искал. Довольный Жарж насладился
открывшимся зрелищем, навдыхался благоухающего воздуха и кинулся внутрь, в
самую гущу. Манна!.. О, Манна!.. Он совал длинный с утолщенным
наконечником хобот в ее мякоть и сосал, глотал вещество, приятно
проходившее меж суставов в Мешок, закрытый прочным хитиновым панцирем.
Когда Мешок стал тугим и тяжелым, Жарж собрал хобот и поплелся назад,
повинуясь теперь чувству любви к родному Кругу. Но прошел он едва три
десятка шагов, как снова, неожиданно и грузно началось обрушиваться
Пространство и не так как когда-либо прежде, а с чудовищной силой и
упорс


Назад