35ddafe1     

Точинов Виктор - Сказки Летучего Мыша


sf_horror Виктор Точинов Сказки летучего мыша УЖАС, много лет таящийся в мирной Спасовке, продолжается. Погребенная в глубинах ТВАРЬ рвется на волю. Близкие люди оказываются вдруг врагами, а враги — не совсем людьми. Писатель Кравцов, негаданно ставший персонажем собственного романа ужасов, пытается поставить точку в чужой беспощадной игре. Но цена слишком велика — собственная смерть. И смерть тех, кто ему дорог… Смерть, после которой не исчезаешь, а становишься чем-то странным.
Удастся ли преломить ПРЕДНАЧЕРТАНИЕ? Удастся ли остаться ЧЕЛОВЕКОМ?
ru ru Black Jack FB Tools 2005-08-24 http://www.fenzin.org OCR Фензин, Вычитка — i_no_k (проект вычитки книг на Альдебаране) 2BE8758B-422A-4D35-AA35-50ABF5FD88F5 1.1 v1.1 — исправление мелких ошибок — i_no_k
Точинов В.П. Тварь 2. Книга 2. Сказки летучего мыша Лениздат СПб. 2005 5-289-02149-3 Виктор ТОЧИНОВ
Сказки летучего мыша
ПРОЛОГ
Предания старины — I.Дибич. Май-июнь 1843 года
Многие, имевшие честь (иные — несчастье) свести личное знакомство с Леонтием Васильевичем Дубельтом, генерал-майором и начальником штаба Отдельного корпуса жандармов, — сравнивали его с Дон Кихотом.
Внешнее сходство действительно имелось: исхудалое лицо, оттененное длинными светлыми усами, глубокие морщины, избороздившие лоб и щеки, усталый умный взгляд…
Но Дибич хорошо знал своего начальника и был уверен: в бой с миражами, с ветряными мельницами тот никогда не ввяжется. Недаром даже злейшие враги III Отделения признавали: Дубельт «умнее всего Третьего и всех отделений собственной канцелярии…» [1]
Именно поэтому Дибич произнес слова, которые никогда не позволил бы себе произнести при предшественнике Леонтия Васильевича — при Мордвинове. Тот, безуспешно тщась восполнить усердием недостаток ума, тупо и не рассуждая давал ход самым нелепым жалобам и доносам. И, что греха таить, порой заведенные им анекдотичные «дела» порождали неуважительный смех в адрес Отделения… Трудно, например, уважать службу, по жалобе мужа-рогоносца занимающуюся розыском жены, сбежавшей с любовником… Дубельт до подобного мог опуститься в единственном случае — если получал на то прямое указание Государя.
Дибич спросил осторожно:
— Вы действительно считаете, Ваше превосходительство, что дело требует столь тщательного расследования? Могут ли игры «светской львицы» с магическими кристаллами и столоверчением представлять реальную угрозу для основ государства и веры?
«Львица» он произнес по-французски: lione. В русском языке выражение пока не прижилось. Да и оставалась графиня Юлия Павловна Самойлова в российском высшем свете «львицей» первой и, пожалуй, единственной…
Штабс-ротмистр Дибич действительно не понимал, отчего генерала столь заинтересовало пресловутое столоверчение — настолько заинтересовало, что он отозвал его, Дибича, из Варшавы, где назревали события действительно серьезные. Эка невидаль — магические кристаллы! Да в половине великосветских гостиных Петербурга регулярно практикуют подобные развлечения.
К тому же, сказать по чести, предстоящее задание не нравилось Дибичу чисто из моральных соображений. Семейство Самойловых было, как выражался в таких случаях штабс-ротмистр, с душком . Графиня Юлия Павловна в результате сложного адюльтера официально считалась внучкой собственного фактического отца [2]. Выйдя замуж, прожила с мужем совсем недолго — затем рассталась, не разводясь. И с тех пор вела жизнь более чем вольную, не оглядываясь ни на какие условности и ограничения, порождая массу слухов и сплетен. Упорно твердили, например, что приемные


Назад